Петр Валерьевич (kuznia) wrote,
Петр Валерьевич
kuznia

Category:

Тонкости Невероятного Халка часть 2

Создание «самого странного человека на свете»: Визуальные эффекты

Разумеется, большинство фильмов о супергероях основывается на компьютерной графике, которая сочетается с игрой обычных актеров. Компьютерные эффекты позволяют им летать, выбрасывать паутину, выпускать когти или проходить сквозь стены. Халк – один из немногих героев, которого нужно было полностью создавать на компьютере. Однако он все равно должен был быть органичной частью окружающего мира; и  зрители должны были верить, что почти трехметровое зеленое чудище действительно борется с психопатом по имени Мерзость – и что эти два существа разрушают Манхэттен, к ужасу его разбегающихся жителей.
Вот что говорит продюсер Фейдж о трудностях создания Халка: «Луи считал, что это должен был быть динамичный, живой и основанный на интуиции фильм. И это можно сделать, полагаясь не только на одни спецэффекты. Можно лишь добавлять их там и сям, как бы собирая с их помощью определенные сцены – будь то погоня на машинах, погоня бегом или сцены с участием армии и вертолетов. Это фильм о том, как все это действие и хаос вторгаются  в реальный мир, в практическое окружение. Луи сам сделал дизайн этого фильма, так что когда в нем появляется Халк, мы сразу верим, что он – его неотъемлемая часть».

Разумеется, процесс начался с самого зеленого существа. Создатели фильма продумали сотни вариантов его облика, нарисовали бесчисленные эскизы, пока, наконец, не добились безупречного результата. «Процесс подготовки к съемкам был бесконечным, - признается продюсер Арад. – Мы просто погрязли в бумагах. У каждого из нас в голове был какой-то свой образ Халка, но нам нужно было двигаться вперед, чтобы создать именно того Невероятного Халка, который был нам так нужен».
Режиссер Леттерье точно знал, чего он хотел от финального варианта своего героя. «Мне хотелось создать что-то гиперчеловеческое, - отмечает он. – Я хотел чувствовать текстуру, кожу, вены. Для меня было очень важно, чтобы Халк отлично выглядел». Он добавляет, что его художникам было неинтересно сделать просто «раздутого Эдварда». «Мы хотели сделать что-то особенное», - говорит он.
Чтобы выполнить эту (и многие другие) задачу, Леттерье и продюсеры обратились к специалисту по визуальным эффектам Курту Уильямсу, который делал для Marvel такие блокбастеры, как «Фантастическая четверка» и «Люди Икс: последняя битва». Уильямс, поклонник Халка с детства, взялся за эту работу совместно с компанией по созданию визуальных эффектов Rhythm & Hues, удостоенной премии Оскар. Его команда отвечала за внедрение в фильм более 900 кадров с визуальными эффектами, половина из которых была полностью сделана на компьютере.
Для членов съемочной группы было очень важно сохранить привычный облик Халка, применив для этого самые современные технологии, находившиеся в их распоряжении. Чтобы добиться этого, Уильямс и его сотрудники вернулись к первоисточнику – комиксам. «С точки зрения концепции, - говорит Уильямс, - было важно еще раз просмотреть все классические материалы – увидеть того Халка, которого любят миллионы людей, понять, что делает Халка Халком. Мы нашли рисунки, которые отвечали нашим представлениям о том, как он должен выглядеть. У него были длинные волосы и классические скульптурные позы. Это мы взяли за основу. А затем мы начали преображать его в трехмерное существо, что всегда очень сложно, когда имеешь дело с комиксами».
Уильямс знал, что достижение нужной комбинации внешних черт для этого создания, которое должно было быть могучим, пугающим, но при этом вызывающим симпатию – это огромная сложная задача. У поклонников Халка были очень большие ожидания, и удовлетворить их путем создания компьютерного персонажа было непросто.
Как объясняет специалист по визуальным эффектам, успешный путь героя с компьютерного экрана на большой обуславливается способностью найти его эмоциональные характеристики. «Мы очень многое читаем по лицам друг друга – мы же люди. Очень трудно сделать лицо компьютерного персонажа таким же выразительным, как и лицо живого человека, - говорит он. – Мы следовали своим инстинктам и сразу понимали, когда что-то было не так. Мы чувствовали, когда мускулы двигаются на лице не так, или когда глаза не так двигаются; мы постоянно смотрели в лица друг другу, чтобы читать эмоции».
Когда начался процесс анимации, специалисты по визуальным эффектам знали, что Халк должен уметь выражать не только ярость и неудовольствие, но и реагировать на эмоции других актеров. Была разработана целая система визуальных ключей, позволявших определить, о чем думает Халк и что он чувствует. По словам Уильямса, «у нас были физические атрибуты, такие, как мышечные и сосудистые структуры, которые могли расти или уменьшаться. Например, чтобы показать, что он активен или зол, мы делали его цвет слегка более интенсивным, чтобы это было понятно любому человека. Если вы смущаетесь, вы краснеете. Именно эти детали казались нам важными для Халка».
Интересно, что Стэн Ли пришел к тому же выводу более 45 лет назад. «Сначала я хотел сделать его серым, потому что я знал, что до этого еще не было серых супергероев, - вспоминает Ли. – Однако когда вышел первый выпуск, в типографии были проблемы с серым цветом. Я поговорил с техническим персоналом, и они сказали: «Ты знаешь, с любыми другими цветами будет легче; не придется волноваться». Я должен был выбрать другой цвет, и тут я понял, что зеленых героев тоже еще не было. Так что я решил сделать его зеленым. Это было очень просто».
И, наконец, дизайнеры и аниматоры должны были решить по поводу его размеров. «Одним из самых сложных решений, которое нам предстояло принять, был размер героя, - говорит Уильямс. – У Халка должен был быть постоянный размер. Мы не хотели, чтобы он рос или уменьшался. Мы выбрали три метра, потому что это позволило бы ему общаться с людьми, но при этом не быть настолько большим, чтобы он казался инопланетянином или вообще неправдоподобным существом. Это заставляло людей верить, что он существует рядом с людьми, но при этом может подбросить в воздух машину и показать другие чудеса силы, например, ударить по земле так, что она треснет».

Создание Мерзости

Размышляя об эпической битве, которая должна была стать кульминацией «Невероятного Халка», продюсер Херд резюмирует ощущения съемочной группы: «Самый важный эпизод – это битва двух титанических сил. У нас есть Халк – наш герой. Он сталкивается с врагом, который гораздо больше, сильнее и опаснее его. И их последняя битва происходит на улицах Нью-Йорка. Что может быть интереснее?»
В оригинале это существо имело двухметровый рост и весило 170 килограммов. Это был бывший шпион КГБ югославского происхождения. В этой версии саги о Халке Мерзость стал суперсолдатом, чьи мечты о власти сделали его даже больше, чем его соперник. Вот как Тим Рот объясняет мотивы, которые заставили Блонски превратиться в это существо: «Он – фантастический солдат. Он уже исчерпал ресурсы своего организма, так что следующая стадия для него – это эволюция».
Создание противника Халка было для кинематографистов еще более сложной задачей, чем самого Халка. «Сделать Мерзость было еще тяжелее, - вспоминает Арад. – Халк – это по сути дела икона, так что у нас была хорошая точка отсчета, однако у Мерзости ничего подобного нет. Нам нужно было очень постараться, чтобы он получился страшным персонажем, похожим на человека. Одно неверное движение – и получается какой-то инопланетянин».
Леттерье объясняет, почему было так важно сделать противника Халка самым свирепым существом, которое только можно вообразить: Баннер убежден, что его враг возник только по его вине. «Все началось в мозгу Брюса Баннера: он создал чудовище; он создал технологию», - объясняет режиссер. Как только Баннер понял, что правительство использует его зараженную кровь и процедуру, которую он придумал для производства Суперсолдата, его начинает мучить чувство вины. «Вынужденный столкнуться с Мерзостью – созданием генерала Росса – то есть с Эмилем Блонски, которому сделали инъекцию суперсыворотки и крови Баннера, Брюс становится героем, - продолжает Леттерье. – Ему приходится столкнуться лицом к лицу со своими ошибками, потому что все произошло по его вине».
Как и с Халком, дизайнеры обратились к комиксам, однако они сильно изменили облик этого героя, чтобы сделать его более понятным для публики. В комиксе Мерзость похож на змею, а создатели фильма хотели сделать из него мутацию Халка. «А что, если инъекции придали Мерзости способность выпускать кости из тела?» - решили они. Они чувствовали, что этот наружный скелет станет своего рода гротескным Халком – существом с определенными поверхностями на голове, груди и спине… которые растут из кожи. Для завершения облика монстру сделали огромные искривленные руки.
Мерзость в фильме имеет рост три с половиной метра – на полметра выше Халка. Это придает ему определенное преимущество. «Один шаг Мерзости – это полтора или три метра, в зависимости от того, идет он или бежит, - говорит Уильямс. – Он может развивать скорость до пятидесяти километров в час. Мы исходили из того, что у Мерзости должно быть преимущество, особенно в третьей части фильма. В конце фильма Халк возвращается назад благодаря своему сердцу… он должен спасти Бетти».

Поймать движение

По мере того, как актеры продумывали все стороны характера своих персонажей, команда специалистов по визуальным эффектам разрабатывала эффекты, которые можно было бы гладко сочетать с игрой актеров. Разработка движений Халка и Мерзости была длительным процессом. Съемки всех сцен с этими двумя героями включали в себя работу на компьютере и технологию, которая использовалась для оживления уникального персонажа «Властелина колец» Питера Джексона – Горлума.
Объясняет консультант по визуальным эффектам Уильямс: «Поймать движение – это способ цифровой имитации движений тела, которую потом можно перенести на цифрового персонажа. Это позволяет передавать разные нюансы, которые трудно воспроизвести чисто на компьютере. Это ключевая часть дизайна любого экшн-эпизода».
Специалист по динамике движений ТЕРРИ НОТАРИ был приглашен для того, чтобы консультировать сотрудников Rhythm & Hues по вопросам пластики Халка и Мерзости. Нотари, бывший гимнаст, участвовал в создании таких картин, как «Фантастическая четверка-2: Вторжение Серебряного серфера», «Планета обезьян», «Аватар» Джеймса Кэмерона и др.
На ранних стадиях производства фильма Уильямс, Нотари и консультант анимационной команды Rhythm & Hues КЕЙТ РОБЕРТС начали долгий процесс создания и оттачивания движений персонажей, в результате которого было создано более 2500 кадров. Они не только продумывали каждый кадр с участием Мерзости и Халка, но и использовали технику «схватывания движения», чтобы определить разницу в их движениях и технике борьбы.
«Сегодня эта технология развилась до такой степени, что результаты можно увидеть в реальном времени – и немедленно оценить динамику, - объясняет Робертс. – У нас есть возможность снимать цифровых актеров точно так же, как обычных – прямо здесь и сейчас. Эта интерактивность для нас очень важна, потому что, несмотря на то, что в итоге мы получаем компьютерных персонажей, каждому из них свойственны уникальные движения».
Работая в тесной связке с Леттерье и основываясь на оригиналах персонажей из комиксов, Нотари и Робертс разработали базовые движения двух своих цифровых героев – от фирменного грохота Халка до размашистого шага Мерзости. Как только шаблоны были одобрены, команда приступила к воплощению своих героев на экране.
Надев специальный костюм, позволявший камерам запечатлевать и немедленно преобразовывать все его движения на два сорокадюймовых монитора, Нотари провел больше двух месяцев, отрабатывая движения двух врагов. Каждое движение было тщательно исследовано. Нотари отталкивался от изображений в комиксах. «Для нас было очень важно отдать дань истории героя, - объясняет он. – У Халка много человеческих качеств – это персонаж, которым движет сердце. Его движения очень приземленные, он очень земной персонаж. Мерзостью, наоборот, движет разум. Именно он отвечает за движения его тела. Ему не свойственно чувствовать так, как Халку. Всеми его движениями руководит голова, а тело только следует за ней».
Халк и Мерзость абсолютно разные – от ходьбы до поворотов головы. Их объединяет только кровь, измененная гамма-радиацией. Изучено было все – разница в структуре их скелетов, манера обращения с людьми. Мерзость резко дергает головой, Халк делает это медленно, как бы по-детски.
«Одна из вещей, которые мы извлекли из этой технологии – это определение специфических движений каждого героя, - говорит Уильямс. – Например, у Халка очень закругленная пластика, он как бы все время защищается. Если на него нападают, он отступает на шаг, и только потом бьет в ответ. Если же нападают на Мерзость, он никуда не отскакивает, он реагирует сразу. Так что мы создали движения, когда Мерзость приземляется на спину, потом быстро вскакивает и бьет… а Халк перекатывается, вскакивает и возвращается к битве».
И Нортон, и Рот были интегрированы в своих персонажей путем кибер-сканирования. Этот процесс называется Mova – персонажей рисовали инфракрасной краской, затем снимали актеров 37 камерами, чтобы уловить их мимику. Вот что рассказывает об этом процессе Леттерье: «Мы использовали этот материал в качестве справочного. Кроме этого, мы постоянно снимали их лица и потом использовали эти кадры».

Интеграция двух миров

Никто лучше Леттерье не знает, с какими трудностями приходится сталкиваться при монтаже таких фильмов. «Хороший фильм с визуальными эффектами – это как мешок фокусника, - говорит он. – Нужно обвести зрителей вокруг пальца, потому что мы уже привыкли к компьютерной графике, наши глаза ее легко узнают. Если можно перемешать это все с макетами, живыми людьми, куклами, и все это гладко смонтировать, зрители не будут знать, что же они видят».
Одной из самых сложных задач в работе с визуальными эффектами и компьютерной графикой было физическое производство фильма. Разумеется, Халк не просто появляется в кадре одновременно с другими актерами; он взаимодействует с ними. На самом деле звезда «Невероятного Халка» ни разу не появлялась на площадке, однако съемочная группа должна была сконструировать его макеты.
Объясняет Уильямс: «После того, как мы разработали движения наших цифровых персонажей, мы должны были дать нашим актерам ключи, чтобы они смогли понять масштабы этих героев, то, как они двигаются, с какой скоростью. Людям трудно понять, что происходит, когда ты снимаешь сцены с компьютерными персонажами, потому что они никого не видят. Очень трудно вообразить их масштаб и нюансы их движений».
Отдел визуальных эффектов опирался на ряд визуальных средств помощи, чтобы Леттерье, актеры и съемочная группа понимали пластику Халка и Мерзости. Для каждой крупной сцены была сделана раскадровка, а затем – компьютерная анимация и превизуализация, позволявшая увидеть, как цифровые герои «играют» в каждой сцене. Но превизуализация не решила проблему визуальных «ключей» для актеров и оператора Питера Мензеса. «Для этой проблемы не было единого решения, - признается Уильямс. – Мы сделали несколько разных моделей Халка; все зависело от сцены и ее фона. Мы делали все – ставили Терри на ходули, использовали теннисные мячики на шестах ростом с Халка, то есть принимали все меры для того, чтобы актеры чувствовали себя комфортно и могли смотреть в нужном направлении».
Труднее всего пришлось Лив Тайлер и Эдварду Нортону. Тайлер приходилось часто обращаться к Нортону как к Халку. Иногда он вставал на ящик. «Мы проговаривали наши сцены заранее, и я пытался дать ей представление о том, что происходит, - говорит Нортон. – Это поднимало наш дух сотрудничества – я, Луи, Терри… и человек, который держал макет головы. Нам приходилось работать вместе для того, чтобы Лив точно знала, что именно происходит на площадке. Мы старались быть максимально точными. Мне кажется, у нас все получилось, и она блестяще справилась с задачей».
Со своей стороны, Тайлер была готова к трудностям, хотя она и не знала, что ее ждет в следующий съемочный день. «Во время съемок мы использовали самые разные способы взаимодействия с Халком, - смеется она. – Изначально меня должна была нести настоящая механическая рука. Затем, в какой-то момент, ее должен был сменить огромный человек, а затем кому-то из команды пришла в голову блестящая идея использовать двух человек – потому что Халк очень широк в кости». Чтобы добавить реализма, Леттерье попросил консультанта по оружию стрелять в воздух холостыми, чтобы Тайлер (вместе с Хертом) могли реагировать на своего съемочного партнера.
Вот как резюмирует Тим Блейк Нельсон то, что чувствовали члены съемочной группы: «Очень трудно играть против большого зеленого экрана и пластикового зеленого макета с глазами (Леттерье называл это существо «Халкинатор»). Но знаете, актеры вообще на съемочной площадке делают много того, что независимому наблюдателю может показаться глупостью. У нас были очень подробные любовные сцены  или мы оплакивали чью-то смерть крупным планом, а потом включасся свет, и двигалась камера… и во всем этом очень мало реальности. Так что игра с Халком, которого, на самом деле, на площадке нет, это вполне нормально».
Протезы и грим также играли большую роль в сочетании графики комиксов с реальной игрой и компьютерной анимацией. Херт хотел, чтобы его герой выглядел так, как будто он сошел на экран со страниц оригинального комикса, представляя собой угрозу для всего мира и лично Брюса Баннера. Ради этого он был готов проводить долгие часы в кресле гримера. «В каждом выпуске комиксов облику Росса уделяется большое внимание, - говорит Херт о своем персонаже. – У него серебристые волосы, седые усы, большие брови и т.п. В нем есть что-то брутальное, и мы решили сделать его таким».
В первый день съемок загримированного Херта никто не узнал. «Когда Уильям вышел из своего фургона, мы просто ахнули, - вспоминает Херд. – Уильям исчез, вместо него перед нами стоял генерал Росс. Для него действительно было очень важно изобразить своего героя таким, каким его привыкли видеть поклонники. У него было полное досье на своего персонажа, созданное при помощи его сына, одного из самых больших поклонников вселенной Marvel. Он был полон решимости сделать все правильно».

Глобальный подход: Дизайн и места съемок

Основные съемки «Невероятного Халка» начались в июле 2007 года и продолжались 88 дней. Начали в Торонто, а закончили  в ноябре в Рио-де-Жанейро. С самого начала Леттерье и продюсеры знали, что хотят придать фильму глобальный аспект. «Мы встречаем Брюса Баннера на краю земли – он стремится убежать от общества, - говорит Фейдж. – Затем начинается его путешествие назад в Америку, к людям, которых он знает и любит. Мы проходим вместе с ним Южную Америку, Восточное побережье США и попадаем в Манхэттен».

Увидеть Бразилию

Именитый художник-постановщик Кирк М.Петручелли создал более ста съемочных площадок для этого фильма. В начале сюжета Баннер находится в Бразилии, работая в лаборатории и пытаясь создать препарат для собственного исцеления. Его местонахождение становится известно генералу Россу, и Баннеру снова приходится бежать. Он перемещается на Восточное побережье США и потом оказывается в Гарлеме.
Для Петручелли было большой радостью работать в фильме такого географического масштаба. Ключевым моментом его видения было создание мира теней, в котором исчезает Баннер. «Первое, что сказал мне Луи – это то, что он хочет, чтобы его Халк жил в реальном, живом мире, - вспоминает Петручелли. – Это своего рода дорожный фильм, фильм о погоне. Баннер все время бежит, и как дизайнеру мне это открыло множество возможностей».
Чтобы создать этот мир, Петручелли комбинировал съемки на натуре со съемками на нескольких площадках. Улицы, дома и здания представляли собой хорошо узнаваемые места. Нортон был поражен тем правдоподобием, с которым делались съемочные площадки. «Очень часто я приходил на площадку и понимал, что Луи и Кирк превзошли все мои ожидания, - говорит он. – Это было просто восхитительно».
Леттерье хотел, чтобы его фильм был «интересной смесью погони в духе Дзен и экстремальной кинетики». Он знал, что за Баннером охотятся – в пустынях Южной Америки или на улицах Манхэттена – и он хотел, чтобы он сохранял спокойствие. «Если они его не схватят, Баннер в любой момент может стать Халком».
Создатели фильма выбрали несколько мест съемок вокруг Рио-де-Жанейро. Съемки в Бразилии придали фильму облик, который не мог быть создан на съемочной площадке. Некоторые из самых динамичных эпизодов снимались в лабиринтах узких улиц Таварес Бастос, по которым Баннер пытается убежать от коммандос Росса.
Помимо Таварес Бастос, съемки проходили в других районах города, включая колониальные пригороды Лапа и Санта Тереза. Съемочная группа воспользовалась близостью к лесу Тиджука, самому большому лесу в черте города в мире. Там были сняты захватывающие эпизоды на земле и с воздуха.
Во время поездок в Бразилию перед съемками Петручелли внимательно изучил облик местных домов, чтобы воссоздать его на съемочных площадках в Торонто. «Поскольку мы собирались снимать в Бразилии, для нас было очень важно, чтобы наши площадки имели те же детали и текстуру – чтобы не возникало контраста между натурными съемками и съемками на площадке, - говорит он. – В бразильских домах есть особая индивидуальность – штукатурка, кирпичи, яркие цвета или вообще их отсутствие. Они очень органичны».
Леттерье решил, что кварталы «фавелас», с их бесконечными лестницами и метровыми проходами похожи на муравейник. «Там достаточно трудно снимать, - вспоминает режиссер. – Мы принимали все меры для того, чтобы не нанести ущерб этому месту, чтобы показать его миру во всей красе. Люди плохо себе представляют, что такое «фавелас»; на самом деле, там очень чисто, в порядке все системы канализации, есть электричество, видеоклубы, парикмахерские. Это город внутри города». Кроме того, съемочная группа, к радости кинематографистов, попала туда в сезон дождей, что очень хорошо гармонировало с темным настроем фильма, хотя оставаться сухими было в такой обстановке очень сложно.
Одной из самых масштабных задач для съемочной группы было создание бразильской лаборатории, в которой трудится Баннер (и в которой он имеет неограниченный доступ к растениям и цветам, способным помочь его исцелению). Именно там происходит первая встреча Халка и Блонски (пока он еще не стал Мерзостью). Эти сцены снимались на шоколадной фабрике в Санто-Кристо, пригороде Рио-де-Жанейро. Было необходимо построить там съемочную площадку, которая отвечала бы особым требованиям сценария. На это потребовалось несколько недель.
«Это очень сложный эпизод с непростой географией, - объясняет Петручелли. – Нам нужно было масштабное пространство, отвечавшее всем нашим требованиям – Халку нужно много места, чтобы развернуться». После того, как члены съемочной группы объездили почти все старые фабрики в районе Торонто, они нашли идеальное место на заброшенной стекольной фабрике в Гамильтоне. Затем в течение восьми недель плотники, художники и столяры создавали там лабораторию. В итоге это место должно было быть разрушено во время взрыва, когда за Халком гонятся коммандос генерала Росса.
Взрывы и разрушения выполнялись командой специалистов по спецэффектам во главе с координатором ЛЭРДОМ МАКМЮРРЕЕМ и координатором трюков ДЖОНОМ СТОУНХЭМОМ-МЛ. Ими были созданы разнообразные проволочные каркасы и машины, способные выдержать давление в несколько тонн. Эти аппараты могли поднимать тяжелые объекты с большой скоростью, создавая ощущение, что это Халк бросает их. Стоунхэм работал в тесной связке с МакМюрреем и его командой, делая разрушения, производимые Халком, чрезвычайно реальными.

Лицом к лицу с Мерзостью на Манхэттене

В сценарии также была монументальная битва, в ходе которой Халк должен спасти обитателей Нью-Йорка от Мерзости. «Когда Луи сказал мне, что он хочет, чтобы кульминация фильма произошла в Гарлеме, перед театром «Аполлон», я сказал, что нам придется это построить, потому что никто не даст нам кидать машины и взрывать дома в центре города в течение двух недель», - вспоминает Петручелли.
Команда просмотрела несколько вариантов мест для съемки, но в конце концов они решили снять эпизод в трех разных местах в течение нескольких недель. Курт Уильямс счел этот эпизод самым масштабным из того, что когда-либо делалось в кино в этой сфере. Почти 80 уникальных кадров с визуальными эффектами были гладко интегрированы в игровые эпизоды. Завершилось все это битвой Халка и Мерзости. Для этой сцены взаимодействие художественного отдела и отдела визуальных эффектов было особенно важно. «Там, где Халк – там экшн, - отмечает Уильямс. – Мы должны были создать как можно более реалистичный сценарий, сочетая реальный мир с компьютерными эффектами».
Улица Йонг в Торонто стала идеальным местом, которое могло «сыграть роль» Гарлема. В середине сентября съемочная группа получила разрешение перекрыть четыре квартала на четыре ночи. Съемки эпизода требовали участия сотен статистов и большого количества пиротехники. Разбивающиеся машины, взрывающиеся автобусы, фасады и магазины – включая фасад театра «Аполлон» - все это было воплощено в реальности.
При помощи команды по спецэффектам разрушения продолжились в двух кварталах в центре Гамильтона, где Петручелли и его люди воссоздали целую гарлемскую улицу на парковке. Эти здания были разрушены во время смертельной схватки Халка и Мерзости. Леттерье и продюсеры назвали этот квартал «Аллеей Мерзости».
И, наконец, кульминация эпизода снималась на площади Суда, воссозданной на киностудии в Торонто. Там должно было, в частности, произойти крушение вертолета. Для этого потребовалось множество обломков кирпичей и штукатурки, имитирующей камень, мрамор, черепицу – ведь никому из съемочной группы не хотелось пострадать от обломков.
Во время съемок в Торонто съемочная группа использовала кампус университета в Торонто, парк Морнингсайд и финансовый район. На киностудии Торонто были построены площадки для съемок в интерьере, включая место, где все началось – лабораторию Баннера. Кроме этого, съемки проходили на базе ВВС в Трентоне, Онтарио, и на леднике Белла Кула в Британской Колумбии.
Режиссер во время съемок этих эпизодов обычно сидел в будке огромных кранов с телескопическими «руками». «Луи использует технокраны так, как другие люди используют ручную камеру; он очень динамично обращается с камерами, - вспоминает Нортон. – Однажды я сказал ему: «Я никогда не видел человека, который бы так любил краны».
Леттерье считал своей главной задачей дать зрителям качественный экшн. «Часть опыта от просмотра «Невероятного Халка» заключается в том, что каждый зритель должен почувствовать себя Брюсом Баннером, убегающим от врага по улицам «фавелас». И вот вы уже мчитесь за ним на мотоцикле… Когда он становится Халком, вам хочется спрятаться за него, так что «русская рука» (кран для камеры) помогала нам бежать так же быстро, как Халк, быть такой же высоты, как Халк, и видеть его глазами. Именно для этого мы и использовали эту технику. Он быстр, он способен ударить, он способен бросить что угодно – и в этом и заключается опыт Халка».

Сделать «Невероятного Халка» зеленым

В то время, когда все большее количество людей озабочено проблемами экологии, создатели фильма «Невероятный Халк» решили, что им тоже нужно применить этот подход во время съемок картины.
«Когда мы впервые собрались в Лос-Анджелесе по поводу съемок фильма, нам пришло в голову, что мы имеем дело с самым масштабным зеленым героем планеты, - говорит Гейл Энн Херд. – Эдвард Нортон уже давно озабочен вопросами экологии, так что для него это была возможность сделать фильм про зеленого гиганта действительно зеленым».
Съемочная группа с радостью ухватилась за эту идею. Большая часть актеров и членов съемочной группы в своей частной жизни придерживается принципов экологической безопасности, так что воплотить эти же принципы в работе было для них логическим шагом. Была разработана обширная программа сокращения вредного влияния кинопроизводства на окружающую среду. Целью было сделать фильм как можно более зеленым, и каждый отдел участвовал в уменьшении потребления энергии.
Отдел транспорта обычно загрязняет окружающую среду больше всего. Самым логичным решением было использовать энергосберегающие автомобили везде, где это возможно. Члены съемочной группы пользовались дизельным топливом и генераторами на всех площадках и натурных съемках.
Строительный отдел решил отказаться от использования лауана – тропических деревьев, количество которых постоянно уменьшается. Вместо этого использовалась местная желтая сосна. Ее древесина потом поступала на переработку. Художественный отдел использовал особые краски. Его члены по очереди отвозили пустые банки в специальные центры по их сбору по выходным.
Отдел снабжения заменил пластиковые пакеты на тряпочные сумки. Еда на площадку доставлялась в подлежащих переработке контейнерах. Актеры пользовались фарфоровой посудой и обычными приборами вместо одноразовой посуды. В самом начале производства Херд выдала всем членам съемочной группы фляжки из нержавеющей стали, чтобы уменьшить расход пластиковых бутылок. Кроме этого, были наняты специальные люди, которые убирали мусор на каждой площадке, разделяя его на бумажный, пластиковый, стеклянный и металлический и отправляя в переработку.
Вот список других экологических мер, принятых во время производства фильма:
•    Уменьшение использования бумаги и ее переработка
•    Использование аккумуляторов вместо одноразовых батареек
•    Использование органического мыла и чистящих средств в фургонах и офисах
•    Установка ящиков для компоста на кухнях, в столовых и фургонах

«Мне кажется, что мы обязаны быть лидерами в вопросах экологической безопасности и находить новые способы спасать нашу планету во время производства фильмов, - суммирует Херд. – Актеры и съемочная группа «Невероятного Халка» очень серьезно подошли к этому вопросу; я убеждена, что такого рода инициативы в теле- и кинопроизводстве должны стать нормой, а не исключением».

* * *

Итак, производство фильма было завершено. Члены съемочной группы попрощались со съемками в горах в половине четвертого утра, шрамами, полученными от людей в зеленых костюмах, шумом взрывов и «Халкинатором».
Сам Брюс Баннер – то есть Эдвард Нортон – пытается объяснить, почему этот измученный человек и его мощное Альтер-эго в течение стольких десятилетий восхищает поколения поклонников, особенно тех, кто придерживается наследия Билла Биксби: «Причина, по которой многие из нас каждую неделю включали телевизор, чтобы посмотреть очередную серию приключений этого одинокого героя – в том, что мы хотели, чтобы он нашел лекарство. Мы хотели, чтобы он вышел из своего добровольного изгнания и снова стал нормальным человеком – а не загнанным беглецом. Он потерял все. В Халке есть что-то трагичное».
Создатель Халка тоже нашел время сказать зрителям прощальные слова. «Больше всего меня радует то, что Халк живет уже очень долго – благодаря блестящим писателям и художникам, которые взялись за эти комиксы после того, как мы с Джеком занялись другими проектами. А теперь нам предстоит увидеть масштабный фильм, и я знаю, что он будет замечательным. Интересно, сколько сиквелов за ним последует. Я, пожалуй, буду поддерживать связь с ребятами из Marvel, чтобы и дальше получать камео-роли».
Tags: интересное
Subscribe

  • RIMA 2013 - результаты!

    ПОДВОДИМ ИТОГИ!!!!! Оригинал взят у kuznia в RIMA 2013 - результаты! Пришла пора подвести итоги вашего голосования на Russian…

  • 48 100!!!

    Оригинал взят у kuznia в 48 100!!! Самая молодая Народная интернет кинопремия Russian Internet Movie Award RIMA приняла более 48 100…

  • Уже 14 000!

    Налетаем, помогаем, участвуем! Оригинал взят у kuznia в Уже 14 000! Напоминаем, что Народная Интернет Кинопремия RIMA - 2013 уже 10…

promo kuznia september 2, 2013 12:30 6
Buy for 200 tokens
Портал Стартфильм начинает свою работу! Работать мы начали более года назад, но только сейчас можем говорить, что выходим из закрытого тестирования! Так что мы рады сообщить, что в рунете начал свою работу еще один кинопортал – startfilm.ru. В нашей базе содержится более 400 тысяч…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments