August 2nd, 2008

редактор

Традиции

У каждого сформировавшегося организма должны быть ТРАДИЦИИ!

Традиции вещь хорошая, они помогают ждать!
Они помогают интересоваться! Привлекают своей предопределенностью, кармической неизбежностью, что-ли)
Вот у меня они тоже сформировались!!! Буду систематизировать.

ПОНЕДЕЛЬНИК
  • Вопрос конкурса
ВТОРНИК
  • Луч поноса
ЧЕТВЕРГ
  • Подведение итогов конкурса
  • Луч Солнца
ПЯТНИЦА
  • Пятничные кошаки
СУББОТА-ВОСКРЕСЕНЬЕ
  • Холивар в выходной
  • Субботняя Вафля
Пока это все! Но я буду работать над этим!
promo kuznia september 2, 2013 12:30 6
Buy for 200 tokens
Портал Стартфильм начинает свою работу! Работать мы начали более года назад, но только сейчас можем говорить, что выходим из закрытого тестирования! Так что мы рады сообщить, что в рунете начал свою работу еще один кинопортал – startfilm.ru. В нашей базе содержится более 400 тысяч…
редактор

О производстве фильма

«Смертельная гонка» набирает обороты

    Дуэт британцев Пола В.С. Андерсона и Джереми Болта получил международное признание за мрачную футуристическую историю «Шоппинг». Поэтому кажется абсолютно естественным то, что мир, созданный продюсером Роджером Кормэном и режиссером Полом Бартелем в «Смертельной гонке 2000» в 1975 году, смог вдохновить их на создание новой картины.
    Вот что говорит Андерсон об оригинале: «Я был большим поклонником творения Кормэна. Этот фильм из тех, которые родители запрещают смотреть своим детям, потому что там много насилия. Так что, разумеется, мне он нравился».
    На показе «Шоппинга» на седьмом ежегодном Токийском кинофестивале продюсеры Болт и Андерсон познакомились с Кормэном и обсудили с ним идею римейка «Смертельной гонки 2000» в качестве фильма. В то время Андерсон и Болт как раз работали над картиной «Сквозь горизонт» для Paramount Pictures, где они впервые встретились с Паулой Вагнер и Томом Крузом, только что основавшими C/W Productions. Партнеры весьма заинтересовались этим проектом.
    «Я встретился с Паулой в Лондоне, и она сказала, что это фантастическая идея, - вспоминает Болт. – Они тут же включились, купили опцион для Paramount и начали развивать материал. На этом этапе мы хотели сделать фильм, похожий по идее и духу на картину Роджера».
    До того момента, как проект обрел определенную форму, прошло почти десять лет. Отталкиваясь от увлеченности общества телевизионными реалити-шоу, Андерсон и продюсеры решили перенести действие картины в ближайшее будущее. Они придали сюжету всю экстремальность реалити-телевидения и превратили гонщиков в заключенных-гладиаторов.
    Андерсон, который к этому времени написал и снял такие успешные боевики, как «Обитель зла» и «Чужие против Хищника-2», взял на себя подготовку сценария, и проект обрел себя на студии Universal. Вот что он говорит о выдуманном им мире будущего: «Это несколько более грубый мир, чем тот, в котором мы сейчас живем, однако он все равно очень узнаваемый. Взлет преступности и увеличение популярности реалити-телевидения привело к «Смертельной гонке». Это самое модное шоу: девять гонщиков, которые участвуют в соревновании. Гладиаторы нашего времени, для которых гоночный трек стал Колизеем».
    Боевик сильно отличается от классического фильма Кормэна, однако одна вещь не меняется: поклонники гонки так же страстно болеют за своих любимых гонщиков, несмотря на то, что они – опасные преступники. Чем больше крови прольется, тем больше радости испытают эти новые римляне.

Закрепляем руль:
кастинг фильма


    Подбирая актеров для «Смертельной гонки», создатели фильма исходили из того, что общий тон картины должен быть предельно реалистичным. На главную роль Дженсена Эймса был приглашен британский актер Джейсон Стэтем. «Это должен был быть настоящий работяга, - говорит Андерсон. – Поэтому я подумал, что Джейсон – идеальный выбор на эту роль, человека с трудной судьбой».
    В жестоком мире будущего осталось не так много надежд, однако Эймс находит причину жить. «Он – сталелитейщик из промышленного городка. Его завод закрывают, и он теряет работу, – говорит Андерсон. – Это крутой парень, который уже побывал в тюрьме; он вернулся бы туда, если бы не женщина, которую он полюбил. У них родился ребенок, и она стала вторым шансом в его жизни».
    Стэтем достаточно атлетичен для этой роли. В «Перевозчике», «Адреналине» и «Ограблении на Бейкер-стрит» он сам выполнял большинство своих трюков. Помимо тяготения к таким ролям и спортивным машинам, актера также привлекло тонкое видение будущего, свойственное Андерсону. «Пол выдал нам море информации, – вспоминает Стэтем. – Все было очень детально: изображения машин, эмоции героя, все повороты сюжета. Мне показалось, что это очень эмоциональный, смешной, темный, жестокий и сексуальный сценарий».
    Стэтему, большому любителю автомобилей, особенно понравились изображения машин, особенно Мустанга, за руль которого он садится в образе Франкенштейна. «Мы и раньше видели машины, работающие на закиси азота, но того, что сделал в этом фильме Пол, мне нигде встречать не приходилось», - восхищается актер.
    На роль тюремщицы, предлагающей Эймсу стать гонщиком-звездой, и его тренера, создатели фильма не хотели привлекать известных характерных актеров. Они искали актеров драматических, таких, как Джоан Аллен и Иен МакШейн, поскольку им нужна была убедительность. «В таком фильме не ожидаешь встретить Джоан Аллен, – смеется Болт. – Это было замечательно – слышать, как она ругается как пехотинец. Я всегда ассоциировал ее с ролями, например, жены президента или директора школы».
    Обладательница награды «Тони» и трехкратная номинантка на награду Киноакадемии, Аллен сыграла Уорден Клэр Хеннесси, тюремщицу и единовластную правительницу острова Терминал. «Это очень классный сценарий, и мне очень понравились герои, – говорит Аллен. – Кроме этого, в фильме потрясающие машины, а его концепция – выше всяких похвал. Мне это напомнило фильмы «Воин дороги» и «Бегущий по лезвию бритвы». После того, как я встретилась с Полом и обсудила с ним его концепцию картины, я подумала: «Ух ты, это может быть действительно круто».
    Героиня актрисы не походила ни на кого из тех, кого ей приходилось играть раньше – это была удивительно ханжеская социопатка. «Хеннесси – интересный объект для изучения, человек, который настолько погрузился в средства массовой информации, что даже не понимает ценности человеческой жизни, стоящей на карте, – продолжает Аллен. – Моя героиня считает «Смертельную гонку» очень популярным шоу, которое люди хотят смотреть. Она очень гордится своим участием в нем и получает от этого дивиденды».
    На роль тренера Франкенштейна создатели фильма пригласили Иена МакШейна, который не так давно сыграл в бродвейском спектакле Дэниэла Сулливана «Возвращение домой» по пьесе Гарольда Пинтера. Актер описывает картину как «гонки уровня Национальной ассоциации гонок серийных автомобилей, проводимые в тюрьме. Все включают телевизор, чтобы посмотреть, как заключенные убивают себя и друг друга в этих машинах». Что касается своего героя, МакШейн считает его «хорошим парнем, честным человеком, который пробыл в тюрьме так долго, что она стала его домом. Как главный механик он знает все машины, но его любимец – это «мустанг» Франкенштейна».
    Платиновый певец и актер Тайриз Гибсон знал, что сыграть безжалостного убийцу будет нелегко. «Джо-Автомат – злой человек, - говорит Гибсон. – Он лидер и убийца. У него очень темный характер. Мне было очень трудно входить в роль, а потом между сценами возвращаться в свое нормальное состояние – я ведь веселый человек, который любит смеяться и шутить».
    Натали Мартинез сыграла сексаписьную Кейс, которую перевели из женской тюрьмы – как почти всех штурманов. Ее задача, как должны думать зрители – помочь Франкенштейну выиграть «Смертельную гонку». «Она сидит в тюрьме, и надзирательница обещает ей свободу, - объясняет Мартинез. – Кейс очень легко манипулировать, она делает то, чего от нее хотят другие». Однако саму актрису не нужно было принуждать становиться жестокой – она с легкостью вошла в роль и выполнила несколько сложнейших трюков.
    В ролях членов технической команды, обслуживающей автомобиль Франкенштейна, снялись Тайриз Гибсон (Пулеметчик Джо); Джейкоб Варгас (Бомбила) и Фред Колер (Ботан). Соперники Франкенштейна – это настоящая галерея крутых парней: человек из мафии Яо Кань, или 14 Карат (Робин Шу); Гримм (Роберт Лазардо), клинический психопат, поклоняющийся надзирательнице; Кольт (Джастин Мэйдер), бывший гонщик Ассоциации, который убил нескольких невинных людей, когда проиграл гонку. Кроме этого, Эймсу приходится состязаться с одним из любимых водителей Хеннесси, психопатом и неонацистом, лидером банды «Крылья ангела» Паченко (Макс Райан), а также с помощником надзирательницы Ульрихом (Джейсон Кларк). После того, как актеры и члены съемочной группы были подобраны, пришло время создавать съемочные площадки для тех, кто прожил преступную жизнь… которая должна закончиться на гоночном треке.

Добро пожаловать в ад:
дизайн ближайшего будущего


    Андерсон, продюсеры и художник-постановщик Пол Дэнхэм хотели создать разлагающийся мир ближайшего будущего. Однако некоторые аспекты процесса выяснились только на съемочной площадке. Было принято решение снимать в Монреале. В качестве острова Терминал было задействовано старое железнодорожное депо Альстом в районе моста Св.Карла. Это был мрачный индустриальный пейзаж, идеальный для производства фильма. Кроме этого, там было достаточно места для того, чтобы строить интерьеры тюрьмы. Пространство пришлось по новой электрифицировать и оборудовать коммуникациями, чтобы его можно было использовать.
    «Это место выглядит так, как будто оно построено для нашего фильма. Благодаря ему мы очень серьезно подняли ставки картины, - говорит Андерсон. – Конечно, на стадии написания сценария мы не знали, где мы будем снимать, так что мне пришлось внести в сценарий некоторые необходимые изменения».
    Гоночный трек проложили между заброшенными складами Альстома. «Большой прямой участок с сигнальными мостиками – это просто фантастическое место, - говорит Остерберри. – Ночью мне казалось, что я попал на какую-то другую планету. Как только мы увидели это, мы поняли, что у нас все получится. Однако необходимо было построить трек полностью».
    У съемочной группы сложилось ощущение, что, создавая остров Терминал и гоночный трек, они собирают огромный трехмерный паззл. Андерсон хотел использовать настоящие ландшафты вместо компьютерных, так что художнику-постановщику пришлось создавать отдельные площадки, которые на экране, в смонтированном варианте, выглядели бы связно.
    Андерсон сделал раскадровку всего фильма. Они с Остерберри использовали огромную модель острова из пенопласта в качестве отправной точки для каскадеров, специалистов по спецэффектам и другого технического персонала. «Мы потратили почти неделю, чтобы проработать таким образом весь сценарий, сделать превизуализацию, - объясняет Остерберри. – На нашей пенопластовой модели можно было физически размещать разные элементы, готовясь к настоящим съемкам».
    «Преобразовав отдельные участки Альстома в части гоночного трека, мы потом собрали их вместе, - продолжает он. – Мы создали модель, которую потом поместили в кабинет Хеннесси. Когда снималась сцена в ее кабинете, актеры посмотрели на модель и сказали: «О, теперь мы понимаем!» То есть они увидели всю нашу выдуманную землю целиком».
    Этот системный «мозаичный» подход позволил им понять, какие элементы им нужно было сделать для гоночного трека и тюрьмы на острове. «В старом порту в Монреале были бункеры, окруженные водой – потрясающий образец индустриального дизайна, - говорит Остерберри. – Это и позволило нам создать иллюзию острова». Андерсон попросил оператора Кивана снимать под низким углом – что помогло создать ощущение угрозы и давящий эффект. Таким образом, получилась зона военных действий, которая в буквальном смысле разрушала заключенных.
    Еще один кусок мозаики был найден в туннеле Бликер, большом пространстве, придавшем «Смертельной гонке» новую глубину. Связав воедино бункеры в старом порту, прямой участок в Альстоме и туннель, Андерсон получил готовый гоночный трек.
    Для съемок тюрьмы снаружи использовалась заброшенная тюрьма св.Винсента начала прошлого века., закрытая более десяти лет назад. Ее массивные стены и дворы стали именно тем фоном, который и был нужен создателям фильма. Многим это напоминало тюрьму Фрэнклина Дж. Шаффнера из фильма «Мотылек».
    Тайриз Гибсон отмечает, что места для съемок были настолько реалистичными, что он действительно ощущал себя в тюрьме. «Играть и не надо было, - говорит он. – Достаточно было просто оглядеться, увидеть эти огромные старые стены, колючую проволоку – и все». Однако это представляло определенные трудности. Интерьеры тюрьмы св.Винсента были достаточно прогнившими и заплесневевшими, и снимать там было довольно опасно. Так что интерьерные съемки проводились на складах рядом с мостом Св.Карла.
    Сталелитейный завод, который мы видим в потрясающих начальных сценах фильма (где и знакомимся с Эймсом), добавил фильму реалистичности. Съемочная группа получила разрешение снимать в документальном стиле на настоящей фабрике, среди настоящих рабочих и котлов с кипящей сталью.
    Андерсон и Киван воспользовались возможностью снять рабочего в огнеупорном костюме, который чистит котел при помощи шланга под высоким давлением между сменами. «Мне кажется, они знали, что у нас последний съемочный день на этом заводе, поэтому они его и позвали, - объясняет Стэтем. – Когда режиссер крикнул: «Мотор!», у меня просто волосы на затылке зашевелились. Я выругался пару раз про себя, а потом заставил себя со стоическим лицом идти к камере».
    В результате получился материал, который выглядел настолько хорошо, что был даже не похож на реальность. В одной из ключевых сцен Стэтем подходит к камере и снимает свой шлем, а прямо за ним льется поток раскаленной стали. Это выглядит как визуальный эффект – актер на фоне зеленого экрана – однако эта сцена снята в реальности.

Сварочное разрушение:
машины «Смертельной гонки»


    Машины в боевике – это не просто продолжение мужчин, которые их водят – они сами являются полноценными героями. Ключевым элементом производства машин для «Смертельной гонки» было то, что они должны были стать безумными модификациями известных моделей. Это походило на дизайн двух фильмов в одном; создание машин было не менее сложным, чем создание персонажей.

Внешний вид и спецификации

    Андерсон и Остерберри начали процесс вместе с двумя художниками-иллюстраторами. «Мы выбрали машины, которые достаточно легко узнать – с разными и необычными силуэтами, - объясняет художник. – Кроме этого, мы хотели видеть в фильме машины, которые бы нравились людям самых разных поколений».
    Машины должны были иметь индустриальную, грубую эстетику – чтобы было видно, что их построили преступники. Актерам нравились их машины, работающие на окиси азота, с катапультирующимися сиденьями. Стэтем водит Ford Mustang 2006 года, который часто называют «Монстром». Он снабжен толстым стальным бампером и двумя встроенными автоматами, которые стреляют со скоростью 3000 выстрелов в минуту: Mustang - это легендарная машина Америки. Даже ее эскизы могут привести в экстаз любого человека, не говоря уже о том, чтобы сесть в нее…»
    Гибсон в роли Пулеметчика Джо водит Dodge Ram 2004 года со встроенным автоматом типа «Вулкан», снятым с вертолета. Это делает машину более медленной, но и более тяжелой. «Это большой кусок металла, и это очень важно. Моя машина – это отражение моего героя, - говорит Гибсон. – У меня самая большая тачка, потому что я бык».
    Неонацист Паченко ездит на Buick Riviera 1966 года, известной как «машина смерти». «Это очень своеобразная машина, - говорит Остерберри, черпавший свое вдохновение в журнале Hot Rod. – Мы как бы собрали ее из нескольких элементов, и получилась настоящая машина для злодея. По бокам она очень яркая, в стиле шестидесятых, а крыша у нее серая и низкая, что делает ветровое стекло очень узким».
    Другие машины «Смертельной гонки» - это Porsche 911 1978 года с четырьмя огнеметами на крыше, который водит 14 Карат; Jaguar 1989 года Трэвиса с двумя М2; чудовищный Chrysler 2006 года для Грима, снабженный автоматами спереди и несколькими огнеметами сзади.
    Разумеется, решающим фактором в дизайне машин была их маневренность, однако это не означало, что водители не могли погибнуть в процессе. Те, кто быстро погибает на трассе, ездят на BMW седьмой серии (1989 BMW 735i), которая выглядит как самолет. Дизайнеры решили, что отрежут от машины половину, и посадили штурмана за водителем (снабдив его пистолетом), чтобы создать другой силуэт. Кроме того, в арсенале был и Buick Riviera 1971 года с острым носом.
    Помимо всех этих красивейших машин, Андерсон приобрел перестроенный Pontiac Trans Am Понтиак 1979 года с автоматом 50-го калибра на кожухе и мини-автоматом 308 калибра. Они были нарисованы так, чтобы выглядеть как старые ржавые орудия, которые стреляли еще за шесть лет до начала «Смертельной гонки». Когда все машины выстроились в туннеле Бликер, это было впечатляющее зрелище.
    И наконец, Уорден Хеннесси водит самый большой и страшный автомобиль – дредноут. Это самый настоящий боевой корабль, окрашенный в серые цвета дыма и плюющийся огнем. Огнемет, шесть ракет, автомат – все это делает Дредноут самым современным орудием, способным разрушить все на своем пути, если Хеннесси хочется поразвлечься.

Строительство машин


    Потребовалось примерно восемь недель работы с концептами, прежде чем их начали собирать в мастерской Монреаля. «У нас было четыре технолога и два художника, – объясняет Остерберри. – Затем нам потребовалось около 50 специалистов, которые построили эти машины».
    Специалист по спецэффектам Джейсон Хэнсон и автомеханик Брайан Льюис работали с тридцатью базовыми машинами, готовя их к производству фильма. Это означало их разрушение до металлического каркаса, а затем новое строительство, до мельчайших деталей, - говорит он. – Затем мы передали их команде спецэффектов, которые достроили их до конца».
    Вот как Остерберри описывает высокотехнологичный процесс превращения сырого материала в дизайн машин на компьютере. «Ручной трехмерный сканер AndiScan делал сканирование самого автомобиля. Затем команда специалистов по эффектам взяла наши концепты и превратила их в трехмерные модели, чтобы можно было отправить их на разрезание и создание разных кусочков машины». После этого машины снабдили бензобаками и различными приспособлениями, которые должны были обеспечить безопасность актеров.
    Жан-Мартин Демарэ, специалист по специальным эффектам, описывает эффективность сканирования аппаратом AndiScan (занимающее примерно полдня на одну машину) как «очень аккуратное сканирование, до тысячной сантиметра. В нем три оптические камеры и три лазерных источника, которые позволяют найти все точки поверхности. Аппарат весит почти полтора килограмма и сканирует везде, куда им можно дотянуться».
    Трехмерное моделирование позволило команде Демарэ определить взаимное местоположение всех частей и понять, где они могут конфликтовать между собой. Кроме этого, Андерсон смог продумать кадры с участием каждой машины, а также положение и действия актеров и каскадеров. Этот процесс позволил сэкономить примерно три месяца работы – ровно столько, сколько бы понадобилось для ручной сборки 500-900 дополнительных деталей на каждой машине.
    На сборку каждой машины у механиков ушло примерно шесть недель. Затем еще в течение недели к ним приделывали стальные бамперы, которые должны были отражать удары других машин. Гонщики «Смертельной гонки» не могли бы выжить без тяжелой арматуры на их автомобилях, не говоря уже о том, что зрителям бы не понравилось, если бы очередной водитель разбивался в течение двух минут.
    Каждый автомобиль был снабжен огромным количеством вооружения. «На «додже» пришлось менять ось, чтобы он выдержал вес всего того, чем его нагрузили, - говорит Луис. – Сталь, пушки, дополнительные батареи – чего там только нет».
    Мартин Мандевилль отвечал за интерьер «Монстра»: «Заключенные начиняют свои автомобили всем, что смогут найти, так что мы в буквальном смысле подбирали элементы на помойке и использовали все, что попадалось под руку. Я нашел алюминиевые части самолета и построил из них защиту от напалма». Катапультирующиеся сиденья «Монстра» тоже сыграли свою роль в сюжете. Чтобы они не выглядели массивными, Мандевилль упростил их.
    В целом в роли 11 машин «снялись» 34 автомобиля – в том числе шесть «мустангов», пять «доджей», четыре «порше», три «ягуара», три BMW и три «бьюика». «Форды», «крайслеры» и «доджи» были получены от производителя, в то время, как «ривьеры», «порше» и «ягуары» заказаны по Интернету. Некоторые другие машины нашли через автосалоны.
    Строительство и оснащение смертельно опасного «дредноута» было серьезной задачей – из Лос-Анджелеса было доставлено два трактора, а из Канады – танкер. «Дредноут» был построен в Калгари, в огромной мастерской. Найджел Черчер, отвечавший за процесс, говорит: «Мы хотели, чтобы это выглядело как реконфигурация уже существующей машины, а не как нечто специально построенное».
    Несмотря на то, что съемочная группа видела рисунки «дредноута» до его сборки, никто, включая Андерсона, не знал, как будет выглядеть конечный вариант. Шум орудий при выстрелах просто оглушал, и все члены съемочной группы были потрясены.

Вооружение машин

    Главой отдела оружия для машин был Чарльз Тейлор. «Основная сложность была в том, чтобы поставить на машины оружие, для них совершенно не предназначенное, - говорит он. – В оригинальных рисунках на «додже», например, стояли огромные пушки «Вулкан». Никто не знал, можно ли их поставить на машину. Но я решил попробовать».
    Изначально члены съемочной группы хотели просто инсценировать стрельбу, но Тейлор убедил их в том, что нужно сделать наоборот. «Лучше всего было стрелять из них как бы по-настоящему, - говорит он. – Мы встроили в машины очень простые механические или электрические системы, которые и издавали звуки стрельбы».
    Оружие должно было быть очень шумным. «Таким образом мы передавали то давление, которое возникает при выстреле, - говорит Тейлор. – На Dodge Ram у нас было четыре тридцатикалиберных автомата и две двадцатимиллиметровых пушки «Вулкан». Это должно было повергнуть в шок всех, даже тех, кто разбирается в оружии».
    Самым громким автомобилем был «Дредноут» Хеннесси, созданный только для разрушения. Его пушки были особенно громкими и особенно впечатляющими.
    «Спереди у него предохранительная решетка и две 50-калиберные М3, - объясняет Тейлор. – В кабине – два миниавтомата, а сверху и в середине – еще два 50-калиберных орудия. Внизу – огнемет. Сзади – танковый ствол в 76 мм, а сверху еще один автомат. Когда эта штука стреляет из всех своих орудий, это очень впечатляет – настоящий ад на колесах».

Столкновения и драки:
съемки трюков


    Актеры и члены съемочной группы «Смертельной гонки» не оставили бы съемочную площадку без своей порции синяков и царапин. Однако машины не смогли бы оставить трек на всех четырех колесах после всего, что с ними творили.
    Болт рассказывает об использовании трех съемочных групп в процессе производства фильма: «Режиссером второй группы был Спиро Разатос. Он отнесся к действию очень специфически. Пол снимал драму и актеров, а еще одна группа занималась всей начинкой машин, акселераторами, колесами и прочим – всеми теми маленькими деталями, из которых и состоит любая картина».

Съемки гонок

    Съемки гонок на огромной скорости представляли из себя сложную задачу. Некоторые трюки необходимо было снимать только одним дублем. Андерсон использовал восемь камер с разных точек зрения – и на земле, и на небе. Камеры, установленные на машинах, были заключены в антиударные боксы, которые должны были защищать их от повреждений и огня.
    Для режиссера «Смертельная гонка» стала открытием новой эры кинематографа. «В семидесятые и восьмидесятые годы был определенный лимит расстояния между камерой и автокатастрофой, - говорит Андерсон. – Мы построили множество уникальных боксов, специально для этого фильма. Так что можно было «подъезжать» ко всем катастрофам и ко всем взрывам, и все это было безопасно».
    Специалист по трюкам Энди Гилл отмечает: «К счастью, Пол требовал от нас вполне возможных физически вещей. Для некоторых крупных катастроф мы использовали эффекты, но старались быть как можно ближе к реальности. Скажем, машины действительно взлетали в воздух – в тех случаях, когда это было физически возможно».
    Чтобы организовать трюки, Гилл создал диаграммы всех гонок и отметил маркерами те места, где машины должны были взрываться. Для моделирования съемок использовались маленькие модели машин.
    Когда нужны были настоящие взрывы, в машинах, естественно, не было людей. «Это были автомобили на дистанционном управлении, - объясняет Гилл. – Разумеется, при взрывах на большой скорости внутри машины никого не было».
    Брат Энд, Джек Гилл, был ведущим каскадером. Он ездила на «мустанге» с мощностью в шестьсот лошадиных сил, и работал с другими каскадерами и актерами над безопасностью трюков. Это было необходимо – например, в «раме» была очень ограниченная видимость.
    Джек Гилл утверждает, что они применили все известные гоночные трюки для того, чтобы гонки выглядели убедительно. «Мы использовали самые различные каркасы и приспособления, в том числе и реверсную, которая в ходу уже пять лет. Это маленькая штучка, которая прикрепляется к педалям и к рулю, чтобы второй водитель мог сидеть сзади и смотреть в заднее окно». Это позволяло сразу двум каскадерам выполнять один трюк.
    Для того, чтобы история выглядела правдоподобной, необходимо было, чтобы в машинах находились настоящие актеры. Стэтем часто сидел за рулем сам, но иногда ему и другим нужна была помощь. Джек Гилл придумал использовать как бы футляр для машины. «Это удобно, когда нужно получить от актера ту или иную реакцию – которую невозможно получить перед зеленым экраном – в реальном потоке и при реальных столкновениях. «Футляр» находится на крыше машины и имеет руль, тормоза и педаль газа. Я вел машину сам, а актеры сидели внутри, и на них смотрели камеры».
    Такое количество взрывов автомобилей представляло определенную опасность, поэтому каскадеры были одеты в огнеупорные костюмы. Кроме того, на площадке все время пробивало шины машин.
    Прямо на площадке была оборудована ремонтная мастерская с группой механиков, готовивших автомобили к следующему съемочному дню. «С этого начиналось каждое утро, - объясняет Луис. – Мы должны были убедиться в том, что каждая машина безопасна. Вечером мы пригоняли машины в мастерскую, и ребята работали всю ночь, устраняя ущерб, причиненный машинам за съемочный день».
   
Постановка драк


    Взрывами занимались каскадеры, а актеры сами водили машины и дрались. Сцены драк должны были быть такими же жестокими и реальными, как и сцены с машинами, и Андерсон потребовал от всех актеров серьезной физической подготовки. «Я привык сниматься в очень стильных драках, - объясняет Стэтем. – Но я не думаю, что это подходило моему герою. Он гонщик, а не специалист по боевым искусствам, и в ЦРУ он обучение не проходил».
    Роли суровых заключенных требовали от актеров особых усилий. Стэтем в течение нескольких месяцев тренировался с Логаном Худом, бывшим морским пехотинцем, который принимал участие в подготовке актеров для фильма «300 спартанцев».
    Впервые мы убеждаемся в уровне подготовки Эймса в зале для прогулок в тюрьме. Чтобы войти в роль, Стэтем посетил тюрьму Коркоран в Калифорнии – где в настоящее время отбывает наказание Чарльз Мэнсон. «Входишь в этот зал и видишь объявление: «Стреляем без предупреждения», - рассказывает актер. – По залу ходят люди с оружием. Если начинается драка, они тут же ее пресекают».
    Координатор боев Фил кулотта, дублер Стэтема в фильме «Перевозчик-2», ставил эту драку в течение двух недель. Он хотел сделать ее похожей на настоящую собачью свару: «Каждый удар был из разряда «последних ударов». Если Джейсон Стэтем бьет вас в лицо, то это конец. Мы задействовали в этой драке все, включая кухонную раковину».
    Драка в автомобильном магазине – где на Эймса нападают неонацисты с цепями – тоже потребовала грубой хореографии Кулотты. «Эта сцена должна была быть максимально реалистичной, - объясняет Стэтем. – Мы использовали такие аксессуары, как огнетушители и насосы… и даже цепи, которыми участники друг друга душат».